ФИЛИАЛ ОАО «Мозырский ДОК» ЕЛЬСКАЯ МЕБЕЛЬНАЯ ФАБРИКА. Директор из столицы и новый подход к производству

Ельская мебельная фабрика — признанный лидер по производству мебели из массива древесины в Беларуси. Основная продукция фабрики — столы и стулья из сосны, дуба, березы, ольхи, главными преимуществами которых являются прочность, надежность, экологичность и современный дизайн. Вся продукция имеет международный сертификат качества FSC, то есть изготавливается исключительно из легального древесного сырья.

В декабре 2018 года Ельскую мебельную фабрику возглавил новый директор — Лев Исакович Кац, кандидат технических наук и потомственный деревообработчик, всю жизнь проработавший в сфере производства мебели. Начав с простого инженера-технолога, он довольно быстро «дорос» до управляющего. Интересной его историю делает одна маленькая деталь: до текущего назначения Лев Исакович руководил исключительно частными компаниями.


Директор фабрики Л.И. Кац


На Ельскую мебельную фабрику Лев Исакович пришел с конкретной целью — поднять ее на новый уровень путем грамотной организации рабочих процессов. Для этого он активно использует знания и навыки, приобретенные за долгие годы работы в частных компаниях, в синтезе со всем лучшим, что можно перенять у традиционной модели управления государственным предприятием. Об этом он подробно рассказал редакции «Строительной газеты» в преддверии Дня строителя.

— Лев Исакович, как получилось, что вы, всю жизнь проработав в Минске и на частных предприятиях, переехали в Ельск и возглавили государственное?

— Это было абсолютно осознанное решение. Я всю жизнь работал в частном бизнесе и достиг определенного потолка в карьерном росте. Мое резюме увидели в «БР-Консалт» — управляющей компании «Холдинга организаций деревообрабатывающей промышленности». Со мной связались, предложение меня заинтересовало, через некоторое время мою кандидатуру одобрили, и после окончания контракта на прежнем рабочем месте я переехал в Ельск. Я из тех, кто не любит сидеть на месте, а здесь скучать не придется. В ближайшие пять лет — точно (улыбается).

— Решение далось вам настолько легко? Все-таки между Минском и Ельском огромная разница.

— Минск — город возможностей, но иногда наступает момент, когда после работы хочется только тишины (улыбается). Кроме того, фабрику я знал: однажды мне довелось побывать в Ельске по работе, и я просто не мог ее не посетить. Я всегда старался владеть полной информацией о ситуации на рынке и как можно скрупулезнее изучать конкурентов, чтобы иметь возможность грамотно смоделировать свое производство. Пригодилось.

— Значит, вы хорошо понимали, на что именно соглашаетесь?

— Да. Пока мою кандидатуру проверяли и утверждали, я узнал, в каком состоянии находится фабрика, а став директором, быстро определил проблемы, которые мне предстояло решить. Главным образом речь шла об изношенности оборудования, отсутствии организации его правильной эксплуатации, а также отсутствии кадрового потенциала предприятия — речь о ключевых инженерных постах. Проблемы были, но я чувствовал себя в силах исправить ситуацию и готов был рискнуть. Тем более что руководство с самого начала прислушивается к моему мнению и дает мне кредит доверия.

— Сложно было перестроиться на новый стиль руководства?

— Как работают частные предприятия, я знал хорошо: все-таки долгие годы ими управлял, причем достаточно успешно. А вот опыта работы на государственном предприятии у меня не было. Пришлось разбираться, но сейчас у меня уже есть четкое видение ситуации и план модернизации производства на несколько лет вперед.

— Каким было ваше впечатление о фабрике, когда вы приступили к обязанностям директора?

— О проблемах я уже рассказал, а если говорить о хорошем, то меня приятно удивило то, какие здесь сложились рабочие династии. Нередки ситуации, когда на фабрике трудятся, например, отец, мать и сын, а до этого работали еще и дедушка с бабушкой. В Минске я с таким не сталкивался.

— Сколько человек работает на фабрике на сегодняшний день?

— Около 150, причем практически 80% из них — женщины. Я попал в настоящий цветник (улыбается). У нас много молодежи, и мы ее активно обучаем без отрыва от производства — к счастью, желающих учиться достаточно. Усердным и талантливым присваиваем квалификацию станочника деревообрабатывающих станков, чтобы затем привлечь к работе на сложном оборудовании. Наше производство оснащено как простым станочным парком, так и обрабатывающими центрами с числовым программным управлением. Последние требуют от работников практически инженерных навыков. В Минске, например, операторами станков с ЧПУ работают преимущественно люди с высшим образованием. Но при правильной подготовке иметь его все же необязательно.

— Что изменилось на Ельской мебельной фабрике с тех пор, как вы стали директором?

— Многое, но сделать предстоит еще больше. Одно из главных наших достижений за последние полгода — создание экспериментального участка, на котором разрабатывается новая продукция. Мы постепенно доукомплектовываем его необходимым оборудованием. Наша задача на ближайший год — как минимум на 50% обновить ассортиментный ряд. Работа предстоит огромная, так как каждое новое изделие мы обязаны сертифицировать.

— А насколько большой у вас модельный ряд сегодня? И собираетесь ли вы в этом году его увеличивать?

— Сейчас у нас восемнадцать моделей — и еще восемь новых мы вскоре представим на выставке. Но в целом я против увеличения ассортимента ради внушительной цифры. Вместо этого мы будем обновлять существующий. Не исключено, что в итоге он даже сократится, зато значительно увеличатся объемы выпуска продукции. Все, что не пользуется спросом, будет снято с производства.

— И какие новые модели сейчас готовятся к выпуску?

— Например, мы изготовили пробный образец садовой мебели — это востребованная продукция, к тому же, она будет хорошо продаваться летом, когда для обычных столов и стульев наступает несезон. Еще одно важное нововведение — мы готовим к серийному производству наши стандартные модели, но в разобранном виде. Клиент будет собирать их сам. Такой подход позволяет значительно снизить расходы на транспортировку. В обычную еврофуру помещается максимум 700 наших стульев, а в разобранном виде — уже более 3000. Чем дальше от нас находится клиент территориально, тем больше его выгода.

— Сразу же хочется спросить: ищете ли вы новые рынки сбыта?

— Разумеется. До конца 2018 года почти вся наша торговля складывалась из постоянных клиентов. Мы не искали новых партнеров, но теперь все изменилось. Мы все больше выходим на рынки Российской Федерации и Казахстана, плотно работаем с Прибалтикой. Весной и летом посетили все крупнейшие форумы, готовимся принять участие в грядущей московской выставке, а также в нашей минской выставке «Мебель». Будем демонстрировать свои новые возможности в отделке, изучать спрос и отвечать на него предложениями. И самое главное — все, что мы покажем, сразу же пойдет в серийное производство. Собственно, экспериментальный участок я создал именно с целью сократить период от пробной модели до серийного производства. Теперь, если вы видите что-то на выставке, значит, мы как минимум готовы брать индивидуальные заказы, а как максимум — начинать массовое производство. Кстати, если говорить про рынок нашей страны, то мне особенно интересно наладить сотрудничество с сетевыми магазинами. Но вообще для нас дорог каждый потребитель. Если это рентабельно, я готов организовать доставку даже одного-единственного стула.

— Вероятно, запланированная вами модернизация предприятия охватывает не только продукцию и выход на новые рынки?

— Мы будем учиться работать по-новому в целом. Внедрим современные технологии торговли, сначала создадим, а затем расширим маркетинг, потому что на сегодняшний день он на предприятии просто отсутствует. Мне пришлось изменить существующий бизнес-план на этот год, но руководство холдинга доверилось моему мнению. Запланированные ранее мероприятия по закупке оборудования мы отменили. Вместо этого во втором полугодии 2019 года мы купим новый

обрабатывающий центр с ЧПУ, который позволит нам быть мобильными — моментально перестраиваться с одного вида изделий на другой, а также изготавливать пробные экспериментальные модели сразу промышленным способом, а не вручную. Пока этого нет, мы остаемся очень сильно ограничены в плане ассортимента, так как многие вещи не можем делать чисто технически: например, современную резьбу или ножки с плавными изогнутыми линиями. Работа предстоит огромная, однако нам повезло с очень инициативным конструктором, который радеет за дело. Вовлекли мы в процесс и молодых специалистов, умеющих писать программы обработки для станков с ЧПУ. А на следующий год я собираюсь включить в бизнес план доукомплектацию нашего оборудования позиционными станками, системами аспирации, микроклимата, чтобы где-то увеличить объемы, а где-то предотвратить простои, связанные с погодными условиями.

— Что еще вы планируете изменить в ближайшее время?

— В ближайшем будущем мы планируем обновить станочный парк, изменить расстановку оборудования, обучить наших людей работать еще более эффективно. Мы с технологом пересматриваем все наши технологические процессы с целью минимизации затрат времени, в том числе на транспортировку заготовок. Инженер-нормировщик ежедневно хронометрирует рабочий процесс, потому что нормы выработки тоже нуждаются в пересмотре. Да, пока у нас не все гладко, но я знаю одно: мебель у нас действительно хорошая. Теперь остается только создать среду, которая поможет покупателю к нам прийти. Сейчас в нашем коммерческом отделе появились молодые специалисты с современными знаниями и умением продвигать продукты в социальных сетях — этим мы и займемся. Кроме того, мы, вероятно, будем производить не только мебель.

— А что еще?

— Я планирую организацию на нашей площадке новых производств. Например, совместно с ОАО «Мозырский ДОК» мы можем открыть производство топливных пеллет за счет использования собственных отходов производства. Ельская мебельная фабрика не перестанет быть мебельной фабрикой, цель лишь в том, чтобы получить продукт с высокой добавленной стоимостью.

— Подводя итоги, нельзя не отметить, что ваш подход очень сильно отличается от того, который ожидаешь увидеть на государственном предприятии.

— Именно поэтому меня и пригласили на эту должность. Я понимаю, что направление движения вперед сейчас диктует рынок. Происходит это примерно так. Скажем, мы получили заявку от коммерческого отдела на барный стул.

Сделали — получили обратную связь от потребителей: ножки длинноваты, сидеть неудобно. Скорректировали дизайн и работаем дальше. Только так, через обратную связь с торговлей, мы сможем получить продукт, адекватный сложившемуся на сегодняшний момент рынку. Я анализировал одно из выступлений Сергея Николаевича Румаса, посвященное увеличению роли государства в управлении производством. В своей речи он сравнивал эффективность работы коммерческих и государственных предприятий, и одним из главных выводов стало то, что государство должно подходить к управлению предприятием как «частник». Думаю, именно такой подход позволит нашей фабрике достичь небывалых высот.

Ельская мебельная фабрика.
Филиал ОАО «Мозырский ДОК»
Тел./факс: +375 2354 4-46-86,
+375 2354 4-46-89,
+375 2354 4-46-90.
email: info.mebelsk@wood.by
http://elskmebel.by

УНП 401155408

blog comments powered by Disqus

 


Вверх