Чем плотнее, тем теплее?

Чем плотнее, тем теплее?

 

Сегодня плотность застройки в городе Минске может быть безболезненно повышена на 40%, уверен главный конструктор государственного предприятия «Институт жилища – НИПТИС им. Атаева С. С.» Владимир Потерщук.

В рамках пресс-конференции «Капитальный ремонт и тепловая модернизация жилищного фонда Республики Беларусь» Владимир Потерщук выразил уверенность в том, что городские ресурсы по строительству жилых объектов не в полной мере использованы.

«После распада СССР многие хотели избавиться от «хрущевок». Однако самым продуктивным опытом по данной ситуации оказался немецкий. Германия провела тщательный анализ, взвесив затраты на строительство нового жилого объекта и снос старого. Немцы пришли к выводу, что более целесо­образно проводить капитальный ремонт и реконструкцию здания, чем замещать новыми постройками. Ведь расходы на снос дома составляют 60% от уровня затрат на постройку нового», – отметил Владимир Анатольевич.

Главный конструктор подчеркнул, что наиболее рационально и экономично производить уплотнение городских построек. Это позволит получить на выходе больше площади, не меняя площадь самого города: «При увеличении количества жилых объектов на территории, где инфраструктура существует, мы получаем снижение сопутствующих затрат. Вкупе с проведением капремонта по тепловой модернизации поквартально результат экономии ощутим».

Владимир Анатольевич уверен, что тепловая модернизация существенно снижает потребление тепла и вентиляции, которая составляет 50% расходов на теплообеспечение: «Объемы экономии в этом случае могут составить от 25% до 40%. Есть объекты, на которых она увеличивается в разы. В Минске уже введен в эксплуатацию экспериментальный дом, показавший отличный результат: снижение потребления отопления и вентиляции в три раза».

Еще в 90-е годы велись споры, где целесообразнее проводить утепление – внутри или снаружи здания. Сегодня известный факт: утепление эффективно при наружном применении. Тепловая модернизация позволяет решить сразу две задачи: защитить здание вдоль стыков (они перекрываются) и снизить расход тепла через ограждающиеся конструкции. Дом получается в другом качестве. «На данный момент плотность застройки может быть повышена на 40%, для этого не препятствий. При этом обслуживание домов будет осуществляться через наружные трубопроводы, которые находятся в уплотняемом квартале», – резюмировал В. Потерщук.

В Восточной Германии насчитывается 2 млн 180 тыс. квартир в сборных домах, подлежащих реконструкции. Из них на данный момент 70% зданий уже реконструировано. Общие затраты на проведение модернизации панельных домов в Германии составили €6,2 млрд. Затраты на полную модернизацию одной квартиры примерно €23 тыс., из них €8,5 тыс. направляется на обеспечение показателей энергоэффективности квартиры и здания в целом.

Активное изображениеЮрий Важник, председатель Белорусской ассоциации экспертов и сюрвейеров на транспорте (БАЭС):

На мой взгляд, белорусская столица построена неправильно. Конечно, существуют и позитивные моменты, но сам градостроительный принцип расходится с мировой практикой. Например, если сравнить Варшаву и Минск, то количество населения одинаковое, однако площадь Варшавы в два раза больше. Современный город напоминает по конструкции гору с высотками в центре и постепенным стеканием вниз. У нас же, наоборот, центр малоэтажный, а окраины устремились в небо с резким обрывом по периметру кольцевой дороги. Потом следуют редкие дачные массивы.

Чувствуется разрозненность между структурами, которые непосредственно участвуют в строительстве и благоустройстве Минска. Нередко складывается впечатление, что для Минстройархитектуры представляют интерес только абстрактные квадратные метры, а вопросы экологии и безопасности уходят на второй план. Понятно, что жилищный рынок нужно расширять, однако к решению этой задачи необходимо подходить с умом. Многие проектировщики сами понимают, что в гонке за объемами иногда принимают крайне нецелесообразные решения: микрорайоны создаются по принципу «экономии труб», привязки к действующим инженерным коммуникациям, а не в интересах улучшения качества жизни человека. Как результат растет ввысь на ограниченном пространственном пятачке «случайный» город.

По логике цена квадратного метра устанавливается в зависимости от места расположения постройки и падает по мере удаления от центра. По этим соображениям Берлин, например, давно отказался от многоэтажных домов и перешел преимущественно к частной застройке. Для этого целенаправленно создаются необходимые условия – законодательные и финансовые. Кроме того, Западная Европа оперирует значительными объемами арендного жилья. У нас же происходят фантастические вещи: люди, которые зарабатывают порой меньше $500 (вдвое меньше цены условного м2!), вовлекаются в жилищно-строительные программы. Неизбежным следствием такого положения дел является жесткий минимализм архитектурно-планировочных решений: здания, транспортная инфраструктура целых микрорайонов устаревают морально и физически еще до момента перехода квартир в собственность жильцов.

Вот еще один пример. В Швеции довелось посетить одну компанию  – лидера в сфере лазерного оборудования для оценки качества воздуха. Удивлению не было предела, когда выяснилось, что крупнейший мировой производитель располагается в деревне, здание больше напоминает обычный сарай, нежели бизнес-центр. Нам объяснили, что это совсем не случайно, так как за городом арендная плата в разы ниже. Да и сотрудники фирмы проживают по большей части в пригороде – комфортно и добираться до работы удобнее. В то же время в Минске даже Парк высоких технологий, который находится на солидном удалении от центра, столкнулся с дефицитом парковочных мест. Стоянка рассчитана на 300 транспортных средств. На строительство одного парковочного места необходимо затратить около $5000, а для 1200 сотрудников требуется площадка как для двух гипермаркетов. Было предложено несколько вариантов решения проблемы. Один из них – использование так называемого совместного автомобиля: сегодня ты отвезешь меня, а завтра – я тебя. Таким нехитрым способом дефицит парковочных мест можно сократить почти вдвое. Хотя у офисов в центре данная проблема постоянно обостряется.

Проводя аналогии с курсом анатомии, можно вспомнить, что самочувствие человека зависит от бесперебойного кровообращения. Кровь движется от сердца по крупным артериям, разбиваясь в итоге на мелкие капилляры. Упорядоченное транспортное сообщение в теории должно быть устроено по тем же принципам, но в Минске они повсеместно нарушаются. Город безнадежно болен. На крупные транспортные артерии (автомагистрали) приходится лишь около 40% потока машин, причем движение по ним трудно назвать бесперебойным. Именно здесь в последние годы наблюдается опережающий рост ДТП.

Возвращаясь к опыту Швеции, где уровень автомобилизации достаточно высок, отмечу: европейское понятие городской магистрали серьезно отличается от белорусских подходов. Движение автомобилей не прерывается светофорами и не пересекается с пешеходными потоками, более того, выход на проезжую часть невозможен не только из-за искусственных ограждений, но и благодаря правильному планированию пешеходных связей. Вероятность «случайно» попасть под колеса практически исключена.

Я обозначил вопросы создания комфортной и безопасной городской среды обитания лишь пунктиром. Дискуссия на эту тему ведется не первый год, и она уже привела к положительным сдвигам. Это и улучшение качества дорог, и заметное по ряду позиций снижение аварийности. Однако весь позитив перечеркивает статистика происшествий. Не так давно Беларусь потрясла гибель ребенка в ДТП неподалеку от своей школы. Это значит, что мы пока не привлекли все необходимые ресурсы, чтобы работать на опережение. Понадобилась громкая трагедия, чтобы привлечь общественное внимание к проблеме, ведь случай не единичный, за 2012 год на дорогах Минска погибло шесть детей! Это самое печальное следствие ведомственной разрозненности и отсутствия грамотного менеджмента в проектировании и управлении национальной транспортной инфраструктурой.

 

 

 

blog comments powered by Disqus

Вверх